?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
НОВЫЙ МОНОСПЕКТАКЛЬ ГЕОРГИЯ ПОНОМАРЁВА
boynikov_alex
«О, вещая душа моя!..»
Впечатления после премьеры

Новый моноспектакль с таким названием, посвящённый поэзии Фёдора Тютчева, на днях представил на малой сцене Тверского академического театра драмы заслуженный артист России Георгий Пономарёв.
«Умом Россию не понять, // Аршином общим не измерить: // У ней особенная стать – // В Россию можно только верить»… Кому сегодня не знакома эта философская ма́ксима, средоточие национальной идентичности, которую навечно воплотил в крылатом слове крупнейшей русский поэт и дипломат XIX века? Но не только этой великолепной миниатюрой живо сегодня его стихотворное наследие. Лирика Тютчева вобрала в себя едва ли всё безбрежное многообразие мира: от затаённых интимных переживаний страстно влюблённых сердец, от «груды писем на полу», от души, которая «не выстрадает счастья, // Но может выстрадать себя» до резвящейся «грозы в начале мая», до «края родного долготерпенья», до геополитической и духовной миссии православной России.
Тютчев многогранен: каждый, кто погружается в глубины его поэзии, реет вместе с ним его упругой мыслью, чувствует у себя в глазах все «слёзы людские», находит у него созвучия своему внутреннему состоянию. «Мой Тютчев», – может сказать любой.
Каким же увидел Фёдора Тютчева Георгий Пономарёв, сумел ли он познать и донести до зрителя всю мощь и ранимость вещей души поэта? Да, и сделал это блестяще. Главной особенностью лирического действа (в возвышенном смысле) стали органичные переходы от эмоционального авторского монолога, изобилующего нюансами тембровой окраски голоса, к фрагментам драматического сюжета. Стихотворения сменялись воспоминаниями современников и мнениями критиков, воссоздавая по канве переломные этапы жизненной и творческой судьбы Тютчева. Добавим сюда и музыкальное сопровождение, и сценический антураж, выдержанный в романтическом и одновременно строгом стиле XIX позапрошлого столетия, – гармоничные части одного целого.
На премьере почти весь зал был заполнен молодыми людьми 16–17 лет. Интересно, какие чувства они испытали, узнав (скорее всего, впервые), что Ф. Тютчев в 18 лет уже окончил Московский университет, поступил в Государственную коллегию иностранных дел и отправился в Мюнхен в качестве внештатного атташе российской дипломатической миссии?
Артист раскрыл Тютчева-поэта не только с хрестоматийной, но и с совершенно неожиданной стороны, ранее находящейся в тени привычного восприятия. Вначале прозвучал импровизированный пейзажный цикл «Времена года по Тютчеву», открытый и оконченный стихотворениями о весне, символизирующей вечное обновление бытия:
Зима недаром злится,
Прошла её пора –
Весна в окно стучится
И гонит со двора.
Здесь и далее – на всём протяжении спектакля – каждое тютчевское стихотворение благодаря искусству устного чтения, которое давно считается своеобразной визитной карточкой Г. Пономарёва, превращалось в самостоятельную мини-пьесу.
Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик –
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык...
Философская и гражданская лирика Тютчева, всегда истинно русского душою, удивительно созвучна нынешней парадоксальной эпохе. Нам выпало жить в гуще бурных, порою страшных, вызывающих отчаяние перемен, а он сквозь века прозревает высшую честь человека – быть очевидцем решающих исторических событий:
Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты роковые!
Его призвали всеблагие
Как собеседника на пир.
Поэту очень больно, но он беспощадно осознаёт, что «не плоть, а дух растлился в наши дни…» Поиск путей собственного нравственного совершенствования привёл Тютчева в храм, к Богу.
Растленье душ и пустота
Что гложет ум и в сердце ноет, –
Кто их излечит, кто прикроет?..
Ты, риза чистая Христа...
Прекрасно знавший европейскую культуру и быт, Ф. Тютчев утверждал и отстаивал столь актуализирующуюся сейчас идею славянского единения:
Из переполненной Господним гневом чаши
Кровь льётся через край, и Запад тонет в ней.
Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши! –
Славянский мир, сомкнись тесней...
Г. Пономарёв включил в моноспектакль и сегодня мало кому знакомое, но жгуче современное в контексте возвращения Крыма стихотворение «Да, вы сдержали ваше слово…», адресованное российскому министру иностранных дел, государственному канцлеру Александру Горчакову. Россия потерпела тяжёлое поражение в Крымской войне (1853–1856) и не в последнюю очередь из-за позиции западных правительств, которым, по словам артиста, «удалось объединить исламскую Турцию и христианскую Европу» в ненависти к нашей стране. По условиям Парижского трактата 1856 г. Российская империя лишилась права держать на Чёрное море военный флот и строить военные укрепления на всём своём причерноморском побережье. Именно Горчаков, проявляя где гибкость, где твёрдость дипломата, 15 лет боролся за отмену наиболее унизительных для России статей Парижского трактата. И достиг конечной цели, увековеченной в проникновенных строках поэта:
Да, вы сдержали ваше слово:
Не двинув пушки, ни рубля,
В свои права вступает снова
Родная русская земля.

И нам завещанное море
Опять свободною волной,
О кратком позабыв позоре,
Лобзает берег свой родной…
Для Г. Пономарёва Ф. Тютчев – поэт острых, сталкивающихся противоположностей, поэт возвышенных и мучительных трагедий любви. Изумительно тонкое, тёплое, трепетное стихотворное сочетание лирической оды и элегии «Я встретил вас…» создавало впечатление эмоциональной доминанты, но сменилось стихотворениями из т.н. «Денисьевского цикла», который даже именуют «любовно-трагедийным». Любовь для Тютчева – фатальная сила, ведущая к опустошению и гибели.
О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!
В глазах артиста были заметны слёзы – настолько он вжился, впитал в свой внутренний мир почти экзистенциальные переживания Тютчева, любившего каждую из своих жён беззаветно и с чувством вины, что не уберёг, не принёс счастья… Из каких личных трагедий вырастают порой шедевры любовной лирики!.. Предельно грустные, нервно мятущиеся ноты наложили свой отпечаток и на заключительный аккорд:
Чему бы жизнь нас ни учила,
Но сердце верит в чудеса:
Есть нескудеющая сила,
Есть и нетленная краса.
Конечно, содержание и акценты сценического повествования о личности и творчестве Ф. Тютчева, которое надо увидеть и услышать обязательно, ещё будут шлифоваться, уточняться и совершенствоваться. Лучшей же наградой Георгию Пономарёву были, на мой взгляд, не традиционные аплодисменты по окончании спектакля, а поразительная тишина в зале во время его и чуть слышный повтор зрителями вслед за артистом бессмертных тютчевских строк.

Александр БОЙНИКОВ