?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Тухлое поветрие
boynikov_alex
любо, братцы, любо «править» мне стихи…

Литературная жизнь Твери вновь подтвердила своё право на существование. Под эгидой Дома поэзии Андрея Дементьева увидели свет два стихотворных детища: «Тверское время: Сборник произведений тверских поэтов конца XX – начала XXI веков» (2013) и «Свежий ветер. Произведения молодых тверских поэтов. Начало XXI века» (2014). В первую книгу вошли творения зрелых мастеров рифмы, во вторую – «молодых литераторов Верхневолжья, готовых, на наш (составителей и редактора. – А. Б.) взгляд, принять эстафету у старшего поколения…» Идея, что там скрывать, хороша во всех отношениях. И, как часто у нас бывает, она разительно противоречит своему практическому воплощению.
«Свежий ветер» подхватил 14 счастливчиков-авторов. Однако достойно оценить вкус и компетенцию его составителей в лице Владимира Львова, Ивана Демидова и затесавшегося между ними Анатолия Устьянцева, а равно и знание ими современной тверской поэзии поможет перечисление фамилий тех, кем они пренебрегли. В книге не нашлось места стихотворениям Романа Гурского, Дианы Мун, Марии Мироновой, Полины Громовой, Виктора Кметя, Владимира Коркунова (ряд можно продолжить). Неужели эти поэты хуже Ксении Марковой, Ольги Губановой и Марины Кулинич (Крутовой)? Какие принципы были положены в основу отбора произведений и авторов? Публиковать только тех, кто прислал подборки? Тогда неискушённый человек, открыв книгу, будет неприятно удивлён и сделает однозначный вывод о том, что молодых поэтических дарований в Твери кот наплакал. Следствие дилетантизма составителей, кои не озаботились целенаправленным поиском талантливых авторов, – непростительная дезинформация читательской аудитории и искажение тенденций развития современной тверской литературы. К тому же многие из отобранных стихотворений отличаются далеко не лучшими качествами, как то: банальностями, мелкотемьем, игрушечностью переживаний. И это – ещё одна неудача книги.
Засветился в ней любопытный персонаж – некий Алексей Пижонков. Не числится за ним ни книг, ни мало-мальской известности… Ах, да! Он же – лауреат 2-й степени фестиваля «Каблуковская радуга» прошлого года в номинации «Молодой автор». Опять В. Львов радеет неоперившемуся птенчику! Только стоило ли? Пока что Пижонков в поэзии – полный ноль. Вот строки, открывающие его подборку:
Пускай сегодня мне не повезло
И надо мной опять судьба смеётся;
Но час придёт, и бедам всем назло
Ко мне лицом фортуна повернётся.
Штампы, пустая говорильня, глагольные рифмы, неряшливость словоупотребления: «судьба смеётся», «фортуна повернётся». Судьба и фортуна – одно и то же.
В следующем стихотворении – дежа-вю (куда редактор смотрел?):
Любите жизнь, когда не повезло.
Когда друзья навеки изменили,
Любите жизнь, невзгодам всем назло,
Любите, что бы там ни говорили…
Или такая мудрятина: «Хорошо, что нам дана // Голова, пусть и одна, // И совсем уже прекрасно, // Если думает она». Бесспорно, сие есть хорошо. Плохо, когда три головы в наличии, но ни одна из них не думает.
Отсутствие мыслительной деятельности трёх составительских голов особенно ярко раскрылось в презентационных аннотациях. Одни – длиной чуть не в страницу (Л. Губанова, О. Кочнова), другие уместились в пять коротких строчек (А. Каменская, М. Страхов). У кого-то указаны год и место рождения, у кого-то – ни того ни другого. Об Анастасии Каменской приводятся такие сведения: «Родилась в 1988 году в городе Калинине (Твери), где и живёт до сих пор». Неужели не видна двусмысленность фразы?
Несмотря на поздравления участников книги «Свежий ветер» «с праздником её явления народу» (пошловатенько как-то звучит), то, что получили на руки авторы на малолюдной презентации, многих из них повергло если не в шок, то в уныние точно. И в возмущение. В результате – негодующие реплики в социальных сетях, жаркие дискуссии в молодёжной литературной среде и случаи демарша – возвращения полученных авторских экземпляров редактору сборника – Владимиру Львову.
Главная претензия к нему – необузданная никакими творческими и этическими рамками редакторская правка стихотворений. Правка, не согласованная с авторами, что является грубейшим нарушением их права, охраняемого, между прочим, федеральным законом.
Очень жаль, но Владимир Львов совершенно не знает основ редактирования (в том числе художественных произведений), изложенных в любом вузовском учебнике по данной дисциплине. Приведу лишь два правила. Первое. Редактор, правя текст, должен смотреть на него, прежде всего, глазами автора, проникаться его строем мысли, логикой, видением темы. Второе. Редакторский вариант текста имеет право на существование только тогда, когда он лучше авторского и это можно доказать.
Оба правила Львову неведомы, и потому он нарушает их постоянно. Примеры? Пожалуйста! Достаточно сравнить авторские оригиналы Ольги Кочновой, члена Союза писателей России, с редакторской правкой В. Львова (выделена мною. – А. Б.).
О. Кочнова:
Возьми гитару. Спой о том,
Что где-то озеро есть Бросно,
В лесной глуши тоскует дом.
И станет жить легко и просто.
Правка В. Львова:
Возьми гитару. Спой о том,
Что где-то озеро есть Бросно,
А в старом городе есть дом,
В котором жить легко и просто.
Замена образа «лесной глуши» на «старый город» (почему именно «старый», а не «отчий», «милый», «добрый» и т.д.?) и экзистенциального восприятия бытия «станет жить легко и просто» на привязку к конкретному месту изменила не только авторское мировидение, но и разрушила содержательную целостность стихотворения. И ещё: в оригинале слово «есть» было только во второй строке, после безграмотной правки оно появилось и в третьей, заменив собой экспрессивный глагол «тоскует». Редактор этой тавтологии в упор не замечает.
Другой пример произвола:
О. Кочнова:
Где-то счастье моё сторожко
прописалось в твоих лесах
вкусом спелой, как мёд, морошки,
криком ястреба в небесах.

Правка В. Львова:
Где-то счастье моё сторожко
Прописалось в твоей стране
Вкусом спелой лесной морошки,
Криком ястреба в вышине.
То же самое: более выразительное и живое «в твоих лесах» заменено на безликое «в твоей стране». «Спелая, как мёд, морошка» – удачное сравнение, тем более что существует спелый мёд, т.е. тот, который покрыт сверху сот восковой пленкой (сотовый мёд). Морошка, между прочим, растёт на болоте, стало быть, она – ягода не лесная. Морошку недаром называют в народе «болотный янтарь», «очи болотного» и «болотный стражник». Редактору – двойка по ботанике!
Думаю, продолжать излишне, ибо подобной агрессивной «правке» подверглись и стихи остальных авторов. Известный русский писатель Михаил Пришвин когда-то сказал: «Причёсывание произведений литературных вошло в повадку, и каждая редакция стала похожа на парикмахерскую». Добро бы и «Свежий ветер» был приличной парикмахерской на худой конец. Ан нет, перед нами – третьеразрядная цирюльня с неумёхой-куафёром Львовым. Что поделаешь, коли свербит в известном месте… Об опечатках говорить – настроение портить.
Зачем уродовать стихи? – бьётся нервом резонный вопрос. Считают редактор и иже с ним, что чьи-то произведения не по нраву или не дотягивают, по их мнению, до нужного уровня, то не печатайте – чего же проще. Нет, лучше редакторский зуд удовлетворим. Могу предположить: правкой занимались все кому не лень. Иначе как объяснить, почему в стихах А. Каменской маленькие буквы в начале строк сохранены, а у О. Кочновой исправлены на заглавные.
В итоге же получилось нечто похожее на письмо дяди Фёдора родителям, от которого они упали в обморок:
«Дорогие папа и мама, вы меня теперь просто не узнаете. Хвост у меня крючком, уши торчком, нос холодный, и лохматость повысилась. Мне теперь можно зимой даже на снегу спать… Ваш сын дядя Фарик».
Кстати, о письме. Каждого автора, вместо заключения с ним соответствующего договора, принудили заполнить и подписать очень любопытный документ:
«Я (Ф. И. О.) год рождения, паспорт: серия________ номер_______ выдан
даю согласие на размещение выбранных составителями и одобренных редактором моих стихотворений в сборнике произведений молодых тверских поэтов «Свежий ветер», издаваемом в 2014 году ГАУК ТО «Дом поэзии Андрея Дементьева». Право распространения изданной книги принадлежит ГАУК ТО «Дом поэзии Андрея Дементьева».
Никаких претензий с моей стороны ни к составителям, ни к редактору, ни к ГАУК ТО «Дом поэзии Андрея Дементьева», ни к издательству «Триада», ни к ОАО «ТОТ» Ржевская типография обязуюсь не предъявлять.
11 марта 2014 года (Ф. И. О.) подпись»
Расписка эта с точки зрения закона – образчик правового бескультурья и потому не имеет юридической силы. Обратите внимание: в ней подчёркивается лишь согласие автора с «выбором» и «одобрением» (а это не одно ли и то же?) его стихотворений, но нет ничего о редакторском вмешательстве в текст. И те поэты, кто полагают свершившимся фактом злостное нарушение своих авторских прав, имеют все основания обратиться в суд с целью их восстановления и защиты.
Интересно, а давали такую же подписку участники сборника «Тверское время»?
Александр БОЙНИКОВ